1 082 views

Записки из… Я.

Автор: , 25 Фев 2018

Если кто-то случайно забежит на эти страницы и прочтет мои записки, именно эти, прошу не привязывать их к действительности. Все действующие лица, все истории их биографии вымышлены. Всё взято из пустой головы. Кроме некоторых заумностей, произнесенных героями этих заметок, которые были когда-то и где-то подслушаны мною.
Почему говорю об этом? Просто однажды уже пробовал напечатать эти махонькие рассказики на одном сайте, так посыпались чуть ли не соболезнования.
Записки из… Я.
Обычный день.
Обычный во всем, кроме того, что сегодня ко мне снова пожаловал в гости мой дедушка.
На входе поздоровался со всеми, но внимания на него никто не обратил, каждый занимался своим делом. Дедушка прошел к моей кровати и присел рядом со мною. Он не часто посещает меня, особенно в последнее время. Я, с одной стороны, рад его приходу, очень уж мало до нынешнего времени встречался с дедушкой. Мне было всего шесть лет, когда мои мама и папа, переехали из далекого рабочего поселка в большой город. С тех пор и до сих дней, мы с ним виделись не больше десятка раз. Слишком далеко стали жить друг от друга. Тем более, его сын, то есть мой папа, дождавшись моего тринадцатилетия, ушел от нас с мамой к другой женщине. После чего я очень редко в детстве и юношестве видел своего отца. Что уж тут говорить о возможности встречаться с его родителями, моими бабушкой и дедушкой.
С другой стороны, встречи с ним в последнее время стали меня сильно угнетать. Наши беседы до мелочей скучны и однообразны. Он меня спрашивает о самочувствии, рассказывает одни и те же новости и завершает свой монолог известной мне с детства историей. Историей о том, как он во время войны бомбардировал администрацию тамошней фабрики своими заявлениями с просьбой отправить его на фронт. После очередного подобного заявления дед был вызван к сотруднику фабричного особого отдела, где ему сказали, мол, еще одна похожая выходка, и дедушка вместо фронта поедет в места не столь отдаленные. Отправится как саботажник. Фабрика изготавливала не матрешки, а выпускала марлю, из которой потом делали бинты, так необходимые для фронта, а дедушка не последняя шестеренка в общем механизме предприятия.
Потом дед замолкает.
Мне хочется тоже чем-то с ним поделиться, что-то рассказать ему, но он, похоже, живет еще в прошлом веке, в государстве под названием Советский Союз. Он не смотрит телевизора, не читает газет, да и меня он не слушает. Сидит, кивает, даже на мои вопросы отвечает кивком. Однако, мне видно, что мысли его далеко. К тому же, по его мнению, уже пришла пора нам расставаться. Еще пара минут с его кивками, дедушка встает, пожимает мою ладонь своей прохладной, сухой ладошкой. Проводит ею мне по голове, словно маленького ребенка по головке гладит. Дедушкина ладошка вся в трещинках. Наверное, мои волосы попадают в эти трещинки, они подхватывают мои волосы, оттого голову чуть щиплет, словно слабым электрическим током. Он кланяется мне, проходит к дверям, прощается со всеми и, не дожидаясь ответа, покидает нас. На его прощание, как и на его приветствие, ему никто не отвечает.
После его ухода, я сильно слабею, меня начинает бить сильная дрожь, потом какая-то неведомая сила вдруг меня, как бы, приподнимает над кроватью, и я, достигнув определенной высоты, начинаю потом падать. Падаю я уже мимо кровати. Все вокруг меня сливается. Я ухожу в никуда.
Сначала ко мне возвращается зрение. Я вижу белый потолок, ядовито синие стены. Глаза режет свет из окон. Руки и ноги очень слабы. Я не могу даже пошевелить ими. А мне надо шевелиться. Мне очень надо. Я рыскаю глазами. Натыкаюсь на санитарку тетю Веру. Она понимает меня, она сильная, она поднимает меня с пола, укладывает на кровать, накрывает одеялом. Под мое одеяло, благодаря ее рукам, лезет стеклянное судно. Наконец проснулся разум, а с ним просыпается чувство стыдливости. Мне совершенно не до него сейчас. Я облегченно вздыхаю.
— Может, покушаешь немного? – спрашивает тетя Вера.
Я хочу отказаться голосом, но его пока нет, я с трудом отказываюсь еле заметными поворотами головы. Она понимает, гладит меня, как мой дедушка, по голове и уходит с моей стекляшкой. Я закрываю глаза и, не смотря на то, что, вроде, совсем не хочу спать, крепко засыпаю.
Я здесь уже почти год.
До того я был обыкновенным мужиком. Занимал неплохую должность на госпредприятии, прилежно работал, любил свою семью… Почему это любил? Люблю! И сейчас люблю свою жену и люблю своего сына.
Однажды, возвращаясь с работы домой на машине, я увидел перед собой на дороге сначала мяч, выскочивший из кустов, а следом за ним мальчишку. Я ехал не быстро. Резко затормозил. Но все равно сильно ударил мальчика правым крылом.
Дальше все, как в страшном похмельном сне. Выхожу из машины. Мяч скачет по дороге. Мальчик лежит на асфальте. От его головы растекается кровь, и как мне показалось, вытекает что-то еще. Как страшно! Об этом даже сейчас страшно вспоминать.
Собирается толпа зевак, голова моя тяжелеет, в глазах переливаются разноцветные сполохи. В толпе людей, неожиданно для себя, вдруг замечаю дедушку. Дедушку, которого не видел лет уже тридцать. Я удивлен и его появлением, и его внешностью. Он ни капельки со времени нашей последней встречи не изменился. Те же густые, прокуренные усы, те же многочисленные морщины на лбу и по всему лицу, те же мешки под глазами. И мне кажется, что ни одной морщиной с тех пор не стало больше. Он укоризненно качает головою, потом подходит ко мне, гладит меня по голове и произносит фразу, знакомую мне с детства.
— Кони, впряженные в наши телеги, не идут сами по себе, кто-то управляет ими, — дед поднимает глаза к небу.
Под телегами он подразумевал раньше и, как видно, подразумевает сейчас наши судьбы.
Минуту спустя, я с высоты своего роста падаю, но падаю я не на асфальт, а куда-то дальше, то есть ниже его. Возвращаюсь я из темных глубин уже сюда, на эту кровать, в палату с белым потолком и ядовито-синими стенами. С большими окнами, с решетками на них.
И вот, я здесь почти уже год.
Меня здесь все тяготит. Но покинуть эти стены я не могу. Как меня утешает наш доктор, Сергей Владимирович, пока не могу.
Я постоянно жду пятниц, в эти дни приезжает в гости ко мне жена, а с нею иногда наш сын. Я очень по ним скучаю. Скучаю по нашей квартире. Много здесь читаю, даже стал писать в последнее время. Так, ничего серьезного, просто подслушанные мною мысли и фразы. Я мечтаю о домашней ванне, о крепком чае с лимоном и малиновым вареньем. Я страстно мечтаю о горячем, но нежном женском поцелуе.

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

About the author

Комментарии

4 комментария на Записки из… Я.”

  1. Светлана:

    Интригующее начало, все туманно и загадочной.

  2. Светлана:

    Хочется узнать, что же было дальше!

Ваш отзыв