144 views

Возвращение к … 1 (8)

Автор: , 28 Янв 2018

Воронеж

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

Семь лет назад.

Григорий ожидал времени, определенного для его звонка Инне с трепетным волнением. Никакого неприятного оттенка от вчерашней встречи с ней на душе не осталось. Но все же… Что-то было не так. Холодком при расставании повеяло. Вот и волновало его то, в каком плане пойдет предстоящий телефонный разговор.
Получилась так, что зря он заранее волновался, Инна встретила его веселым жизнерадостным голосом, от тембра ее голоса легко закружилась голова. Она просто и быстро согласилась на сегодняшнюю новую встречу. Они сразу же определились, что вчерашнее место на берегу водохранилища, на полуострове замечательно подходит для их очередного свидания.
Он приехал к ее месту работы. Ждал недолго. Она вышла. Села в машину, нежно и весело улыбнулась.
— Привет!
— Привет! Может быть, перекусить нужно слегка? С обеда времени немало прошло.
— Как хочешь. Я не голодна.
— Да я там кое-чего закупил, так, можно бутербродов, можно вина красного…
— Ну, тогда вперед! Кого ждем?

Они сидели на вчерашнем месте и просто разговаривали. Разговаривали ни о чем. Григорий немного умничал, вспоминал что-то из своего прошлого, что-то на ходу выдумывал, старался быть остроумным, что часто получалось у него не очень удачно. Но он старался. А Инна очень внимательно слушала его, улыбалась, иногда даже смеялась изумительным по нежности и женственности голосом.
И сама что-то ему рассказывала, когда он ненадолго умолкал, чаще всего делилась своими воспоминаниями. Все правильно, здешние места — места ее детства, места ее юности, места ее ранней молодости. Они многое навеивают в памяти. Многое из ее глубин поднимают наверх.
Вечер плавно переходил в ночь, заметно потемнело.
Слушая Григория, Инна наклонилась к воде, зачерпнула ладошкой пригоршню, поднесла к лицу, посмотрела сначала на ладошку, потом на Григория и, улыбнувшись, окропила теплой водичкой его лицо. Он поймал на лету ее озорную ручку, в наказание ей хотел укусить за один из сладких ее пальчиков. Она же руку не вырвала, и он, куснув за пальчик, словно пожалев его потом, тихонько прижал пальчик к своим губам. Потом несколько раз коснулся губами тыльной стороны ладошки. Искоса посмотрел на нее. Инна, не вырывая руки, смотрела на Григория и, как ему показалось, немножко печально улыбалась.
А он осмелел, начал целовать запястье, потихоньку, постепенно приближаясь с поцелуями к внутренней стороне локтевого сгиба. Здесь он немного задержался. Прижался виском к предплечью и целовал, целовал, целовал нежную кожу. Оторвался, снова глянул на Инну. Глаза ее были полузакрыты, а вот губки наоборот разомкнулись, приоткрыв ряд острых, белых зубов. Рискни, мол, дальше и берегись потом!
А он рискнул! Он еще раз поцеловал нежную кожу локтевого сгиба, задержавшись на этот раз с поцелуем. Почувствовав виском мелкие мурашки на предплечье, он двинулся выше. Вот они, милые щечки с бархатистой кожей, он нежно обласкал каждую из них поцелуями. Обласкал дальше мочки ушей, и …
Господи! Но надо же когда-то решиться! Выдохнув из себя остатки стеснительности, он жарко и страстно прильнул к ее губам. Она не вырвалась, но и не ответила ему, а исцелованной им ранее ручкой уперлась ему в плечо. Он одной рукой приобнял Инну, второй рукой легонько отстранил ее упирающуюся ручку. Она повторила осторожную попытку оттолкнуть его, он снова аккуратно убрал помеху, и ее не очень настойчивая ручка безвольно легла на траву.
Он с жаром целовал девушку, стараясь обласкать ее губки, как вместе, в целом, так и каждую по отдельности. И вдруг он почувствовал ее ответ. Сначала дыханием, потом телом. Дыхание ее участилось, тело напряглась и иногда начало вздрагивать. Ручка поднялась с травы, сначала, вроде как безвольно, легла ему на плечо, а потом и слегка приобняла его.
Он обнял ее второй рукой и крепко прижал к себе. Прижавшись, почувствовал незабываемое ощущение прелестей женского тела, когда его грудь встретилась с грудью девушки. И вот она ему ответила губами. Они были влажными, чуть припухшими от его поцелуев и очень нежными. Он оторвался от ее губ и опустился к шейке. Он целовал ее нежно и аккуратно. Иногда просто прищипывал кожу шейки дрожащими губами.
Его рука опустилась по ее спине ниже, приподняла край маечки и легла на обнаженную поясницу. После чего начала двигаться вверх по спине, а губы потянулись к ложбинке между грудями. Она оторвала одну свою руку от него и сбросила его наглую лапу со своей спины. Он немедленно вернул свою руку обратно, на обнаженную поясницу, а губами снова втянул ее губы в себя.
После крепкого поцелуя его рука снова поползла вверх, а губы снова потянулись к ложбинке.
— Ну, все, хватит! — сказала Инна, и резко оттолкнула Григория, — Вон, сюда идет кто-то!
Конечно же, никого не было. Он откинулся на спину. Долго лежал на траве, старался успокоить дыхание и успокоить в себе все, что было в нем возбуждено. Он смотрел в небо и чувствовал, как в это момент июльские звезды смеялись над ним.

А все-таки, он молодец! Молодец! С улыбкой думала о Григории Инна, лежа в своей кровати. Легко воспринял ее немного резковатый в конце поступок, когда она оттолкнула его. А как по-другому его нужно было воспринять? Чего же больше? Он, наверное, и сам ждал чего-то подобного в то мгновение от нее. Как там в школе, необходимое и достаточное? Ну да! Все условия, необходимые и достаточные, для того вечера были выполнены. А дальше… А дальше и не время и не место.
Она снова улыбнулась.
Как он был нежен, ласков и предупредителен в конце того вечера. Словно давал понять, все правильно, так и должно быть.
Он вспомнила их разговор на обратном пути.
Губы ее горели, и наливались. Она непроизвольно трогала их, облизывала, потом бросила с улыбкой:
— Ну, как вот мне завтра с такими губами на работу идти?! Да, ты несравненный поцелун!!!
— Давно не целовалась?
Вопрос был немного нетактичен, но она его спокойно восприняла.
— Так, наверное, ни разу не целовалась. А знаешь… Я ведь думала, ты вчера на нечто подобное решишься.
Он немного помялся.
— Так я уже и решился… Если бы не твой взгляд на свой телефон. Мне показалось, что ты торопишь меня этим взглядом, пора, мол, я устала, да и время уже позднее.
— Говоришь, украдкой время посмотрела? Ну-ну! А не приходило тебе в голову, что терзание своего телефона в руке, не отличается, к примеру, от поправки непослушного локона на голове, что это может просто означать даже как бы симпатию к тебе.
И тут он разразился целым монологом, после которого ей с трудом удалось найти силы, чтобы не рассмеяться.
— Бог мой, какой же я идиот! А ведь никогда не считал себя таковым. Много с раннего детства читал, впитывал в себя любую информацию, даже ту, которая и специалистам была не нужна. Впитывал словно губка пролитую на полу воду. Умничал частенько перед сверстниками, и очень льстило мне, что они часто подходят ко мне с различными вопросами. И я почти всегда им отвечал, или старался ответить. Ну, на хрена мне нужно было все это, если ничего из того меня не научило понимать обычного женского взгляда. Да я на той встрече был готов ко всему. Я чувствовал, как дрожали твои пальчики в моей руке, я чувствовал растерянность в разговоре и прерывистость в дыхании. Я готов был броситься к тебе и обнять тебя так, чтобы мы растворились друг в друге. Я был готов… Я уже почти потянулся к тебе… И тут удар! Меня, словно Великая Китайская стена, остановил твой взгляд украдкой на свой телефон. На время смотрит! Или затянулось наше первое свидание, и я ей наскучил, или просто торопится. И в том, и в другом случае вся моя готовность полетела камнем в преисподнюю. Я замер на секунду… И бросил ту нелепость: «Ну что? Уже пора ехать»?
Книги бы ему писать! Снова улыбнулась она. Болтун! Но последнее подумалось с искренней нежностью. Она с той же улыбкой на лице уснула.

About the author

Комментарии

Ваш отзыв