285 views

Возвращение в невозвращаемое (Часть 21)

Автор: , 11 Фев 2018

А Инна?
Она плакала, читая его небольшое послание ей. Просто плакала.
Он уехал, оставил свой телефон в квартире, и адреса его, куда он уехал, она не знала. Болит ужасно сердце, болит от страха того, что на этот раз он уехал навсегда. Больше она его не увидет. Никогда!
Что здесь его держало раньше? Она? И вдруг ее не осталось внезапно в его сердце, и он уехал.
Плевать ему на оплаченную за полгода квартиру, плевать ему на дорогую машину, которую он ей подарил. Он никогда не был особенно щепетильным по отношению к деньгам. Он и на них плевал. Он никогда не жил ради них. Он всегда жил ради того, чтобы было хорошо жить его близким. Он тратил все, чтобы их радовать, чтобы их баловать. В последний месяц этим близким человеком для него посчастливилось быть ей. Именно посчастливилось быть. Одно плохо, один месяц это крошечка жизни человека. Но какой эта крошечка была сладкой! Она боялась, что больше даже такой малой крошке ей не удастся в жизни отведать. Дважды в одну реку не входят. У жизни свои законы. Нравятся они людям, или нет, но приходится жить по ним.
Господи всемилостивый! Боже ты мой! Но почему все так получается у них? Почему так все выходит? Ну почему как только почувствуешь себя счастливой, обязательно что-то происходит, обязательно что-то случается? Словно Всевышнему на небесах сильно не хочется, чтобы они были вместе, чтобы они были счастливыми. И что обидно, вины в этом ни ее, ни его нет.
Неправда!
Есть вина, и за ним, и за ней. Но вина косвенная. Они видели не то что нужно было видеть, они представляем все не так, как есть на самом деле, они решали что-то на пользу кому угодно, только не себе. Они выбирали те для себя дороги, которые здравомыслящий человек обходит, делая крюк в лишние тысячи километров. Что же, кто же мешал им быть вместе, и быть счастливыми? Может быть это какие-то потусторонние силы мешают им, никто из смертных не в силах за такое короткое время выстроить столько преград на их общем пути. Человеческому существу такие чудеса не по силам.
Она не могла дальше жить в этой квартире, где даже каждая пылинка напоминает ей о нем. Она каждую секунду ждала звука его шагов, каждое мгновение ожидала звука его голоса, его смеха.

И тут вдруг пришел его друг, Павел, тот, что с ним работает, тот, что сдал Григорию эту квартиру. Он догадался почему Григорий внезапно рванул из этого города в командировку. Плохой он друг! Очень плохой. Поняв, что Инна якобы чем-то обидела Григория, и он уехал, Павел теперь с огромной настойчивостью предлагал свое покровительство надо Инной. Обещал даже после окончания оплаты не брать с нее денег за ее проживание в его квартире. Плохой он друг! Очень плохой, он много болтал, и из его болтовни она сделала вывод, что именно он сообщил жене Григория об их связи. Какой же он противный, как внешне, так и внутренне.
Она решила выехать из этой квартиры, и переехать в свою. Григорию можно будет потом потребовать с Павла деньги обратно, раз он его друг. Хотя, плевать Григорию на деньги!

Она не могла ездить на машине, подаренной ей Григорием. Звук мотора автомобиля напоминает его голос, его мурлыканье ей на ушко, когда он нежно ласкал ее. Она не могла даже видеть ее. Стоит ей подойти к машину, увидеть ее, слезы рекой текут из ее глаз. Она поставила машину на стоянку. Она не знала, что ей с машиной делать. Инна не имела ни юридического ни морального права продавать автомобиль. Пусть себе стоит на стоянке памятником их такой недолгой, но такой яркой любви. Ничего другого она придумать не могла. И не хотела ничего думать, не до машины ей сейчас.

Все вернулось на круги своя, прежняя квартира, прежнее одиночество, маршрутное такси. Сделав изумительный по своей счастливости круг, жизнь ее вернула обратно, в то же место, из которого он когда-то вывел ее. Снова бессонные ночи, мокрые подушки, круги под глазами, невозможная усталость от такой жизни, и чувство безысходности в сердце.

Она вновь и вновь принималась читать не раз политую ее слезами бумажку.
За что он ее благодарит? За ее внимание к нему? Разве за это благодарят? Инна же ведь не только для него старалась, она старалась и для себя. Семейный быт с умудренной опытом женщиной, прожившей больше десяти лет в браке, от семейного быта с неопытной девчонкой отличаются качественно друг от друга. Раньше Инна заботилась только о себе. Ей на завтрак достаточно было глотка зеленого чая, на обед хватало бутерброда с сыром, на ужин пластинку жвачки. Для себя она практически ничего никогда не готовила, за редким исключением. Готовила только для гостей, которые были очень редки. Но Григорий же мужчина. Есть определение покрепче, Григорий мужик. А мужика надо кормить. Хорошо кормить, а не кое-как. Недаром же народная мудрость гласит, путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.

Детство Инны не было богатым. Жили как могли, она, сестра и их мама. Разнообразных деликатесов им вкушать тогда не приходилось. Лишних денег никогда не было, их всегда не хватало. Но мама могла приготовить вкусно все, из чего угодно. Даже тертая морковь или нарезанная капуста под подсолнечным маслом в ее руках становилась изысканным блюдом. И Инна старалась для Григория. Хоть он не прихотлив к пище, но она чувствовала, ему нравилось. Как она была этому рада! Частичка маминого таланта, наверное, все-таки передалась и ей.

Может он благодарит ее за наслаждения подаренные ему при их близости? Вот это действительно давалось ей с трудом. Не физически трудно было. Душевно. С одной стороны хотелось доставить ему неземные наслаждения, а с другой стороны она так боялась, что когда-нибудь, он, продумав, и что-то осознав, спросит ее: «Девочка моя, а где и с кем ты всему этому научилась?» Господи, она сама не знала, как у нее это все получалось! Просто вместе с ним она в полной мере почувствовала женщиной, и прочувствовала все прелести от близости мужчины и женщины. Понятно, что до него у нее был мужчина, и Григорий знает теперь, кто он. Но близость с ним почему-то больше походило на обыденную повинность. А с Григорием она почувствовала себя настоящей женщиной, и познала, как замечательно быть настоящей женщиной.
Она украдкой подсматривала за ним, изнеможенным, после очередной их «схватки» в постели. Видела его уставшее, но такое счастливое и такое умиротворенное лицо, и радовалась и за себя, и особенно за него. Господи, как ей нравилась в это время го мордашка, ее так хотелось схватить ее ладошками, и целовать, целовать, целовать… Но видя его усталость, она, прилагая неимоверные усилия, сдерживала себя. Господи, неужели она больше ничего подобного не испытает и не увидит!

Интересно, думала Инна, сравнивал ли он ее, когда-нибудь со своей женой за месяц прожитый вместе. В мыслях своих. И по семейному быту, и по искусству в постели? Любопытно какими были его заключения, если он сравнивал их действительно. Она знала, что он звонит часто сыну, правда ни разу ни делал этого при ней, но она все равно знала, потому что Григорий был постоянно в курсе того, как и что с сыном. Возможно все-таки созванивался с женой. Но она благодарна ему за то, что он не разу не произнес при ней ее имени. Вряд ли она чем-то перед Инной виновата, но все равно ей неприятны были бы его воспоминания о ней.
Как он мог представить себе такое? Как ней мог так обо ней подумать? Неужели он ее не понял, ведь знакомы они не только один вместе прожитый месяц. Вот, снова потекли слезы. Надо хорошо проплакаться.

Как много в жизни странных, логически необъяснимых вещей. Вот встречались они с Александром, да что там встречались, жили некоторое время вместе. И Александр за все время не уделил Инне столько внимания, сколько уделяет теперь, при неожиданных их встречах. Она знала все места в городе, где она могу невзначай встретить его, но она специально обходила, объезжала эти места их стороной. Старалась не появляться там, где гипотетически возможны была встреча с ним. Она ставила машину далеко от места работы, и шла пешком лишних полкилометра, чтобы не встретить Александра при входе на работу или при выходе с работы. Она теперь не поддерживала связи со знакомыми с ним людьми. Хотя с некоторыми из них была прежде дружна, и они были надежными друзьями.
Но ведь постоянно какая-то неведомая сила сталкивает Инну и Александра. И каждый раз она старается сразу же уйти, несмотря на все его старания побольше пообщаться с ней. Он словно бы следит за Инной. Хотя по мере его занятости делать это ему тяжело.
В том магазине, в их магазине, он был, скорее всего, один раз, в тот день когда Александр пригласил ее к себе, а она неожиданно согласилась. В тот день, когда Инна, заревев, оставила его у кассы, а сама убежала.
Ну зачем он в тот, памятный для Григория день, туда зашел? Григорий не обратил внимания, а Инна видела, Александр вышел следом за ними, сел в машину и уехал. Ему ничего не надо было там покупать. Он просто зашел. Словно знал, что они там.

Вот ничего глупее человек не может делать, нежели сравнивая внешне одного человека с другим. Тем более, сравнивая себя с кем-то. Григорий, наверное, считал, что внешностные данные в мужчине главное для женщины, для девушки? Вот уж действительно ничего в этом смысле в Инне он не понял. Он дорог ей, и любим ею в целом, всем своим естеством, как телесным, так и душевным. В нем много есть из того, чего сегодня в мужчинах встретить почти невозможно. А у Александра, под его привлекательной оберткой пустота. Хотя нет, там присутствуют большая гордость, огромное честолюбие и огромадное себялюбие. Но такие качества в мужчине не очень нормальную девушку прельщают. А Инне ближе доброта, порядочность и честность, которые так гармонично уместились в Григории.
Инна видела, как Григорий через чур внимательно рассматривал себя в зеркале. Хотя дома он смотрелся в зеркало лишь когда брился или когда подвязывал галстук. Инна видела и почувствовала, как он расстроился, отведя для себя роль побежденного в сравнении с Александром.
А что Инне нужно было делать в данном случае? Успокаивать Григория? Да любые ее слова в том состояние, в котором он находился, он принял бы за утешение, даже за жалость к себе, и тогда ему было бы еще хуже. Ну разве не так? И она решила для себя, пусть переболеет, пусть перестрадает, он умный мужик, он должен сам понять. А потом они еще вместе посмеются над этим случаем. Господи, как он переживал, он даже посерел и постарел. Как Инне жалко было его. Но она на него немножко даже обиделась в тот момент. За кого он ее принимает? Она стала жить с ним для того чтобы просто поиграться, для того чтобы испытать на себе, как оно там, с мужчиной с приличной разницей в возрасте? С одной стороны ей в то время хотелось повиснуть у него на шее и зацеловаться с ним, а с другой стороны эта ее обида сдерживала ее.
Сколько он прожил со своей женой? Наверное больше одного месяца. И он не знает до сей поры, что случаются у женщины такие дни в ее жизни, когда близость с мужчиной скорее невозможна, чем возможна. Она считала, что с его опытом в семейной жизни он должен все понять сам. Ну надо же было всему так совпасть, все случилось именно за несколько часов до той неожиданной встречи в магазине. И он ничего не понял. Он даже не вспомнил, зачем они заезжали в тот магазин. Она все это хотела купить про запас? На случай атомной войны? Уж куда они потом заезжали и что покупали, он, конечно же, в своем состоянии не видел и не запоминал. И он обиделся, что она не баловала его поздними вечерам в постели вниманием. Надо было Инне плакатик заранее заготовить по этой теме, и в спальне над кроватью повесить.

Просто какое-то дьявольское стечение обстоятельств, череда случайностей, которые придумать сложно, а они происходят в их жизни.
В тот обед она поехала тестировать подвеску, как ей ранее в автосервисе сказали, времени предостаточно, к концу обеденного перерыва она успеет вернуться на работу. Ну надо же, именно к началу обеда на машине Александра в том же автосервисе закончили техническое обслуживание, ему выгнали машину, и тут подъехала Инна. Александр увидев Инну, не уехал а зашел следом за ней в помещение автосервиса. Иннину машину загнали, поместили куда нужно, и тут у них чего-то там ломается.
— Извините, — говорят Инне: — Приезжайте к концу рабочего дня, все сделаем.
И тут сразу же телефонный звонок. Звонят ей с работы. В обед появилось какое-то большое начальство, требуют отчеты, которые может сделать только она.
— Отдавайте машину, — говорит она: — Мне срочно ехать надо.
— Не можем, — говорят: — Сломалось там что-то, вызовите такси.
Александр слышит весь этот разговор.
— Зачем такси, — говорит: — Давай я тебя отвезу.
Как в своем положении Инна могла отказаться? Она, конечно же, согласилась. И тут же от стенда, где стояла ее машина, что-то летит ей в глаз. Она хватается за глаз, в нем страшная резь.
Они вдвоем садятся в машину Александра, и тут он замечает, что Инна с остервенением трет пальцами свой глаз.
— Что случилось с глазом? — спрашивает.
— Попало что-то, — отвечает девушка.
— Давай посмотрю? — предлагает.
— Не надо. В медпункт схожу.
— Чего терпеть, — говорит парень: — Я же лишь глаз посмотрю, не что-то там еще.
Он отстегивает ремень, и наклоняется к Инне. Вот надо же было Григорию не на своей машине подъехать именно в это время к тому автосервису. Неужели он не видел, что Инна вышла из автосервиса держась за правый глаз?
Вот как получилось! Он подарил ей машину для того, чтобы она потом разлучила их.

About the author

Комментарии

4 комментария на Возвращение в невозвращаемое (Часть 21)”

  1. Тина:

    Именно подробное описание чувств героев затягивает, начинаешь их принимать и понимать. Начинаешь жить вместе с ними.

  2. Тина:

    Просто пишу то, что понравилось, что цепляет. Даже скорее всего то, чему мне самой хотелось бы научиться

Ваш отзыв