55 views

Итоги ненужной войны. Фантазия. (15 часть.)

Автор: , 18 Окт 2020

камни

***

Близится.
Близится час.
Расцветает.
На опушку леса, как увидел Такенхок, вышел Тапроналк.
Ударили барабаны.
– Гейяааааааааааааааааааааа!!!
– Да хранит вас свет Серебряной Звезды! – не сказал, а прокричал вслед своим воинам их главнокомандующий. Впереди первых штурмовых отрядов бежал с поднятым над головой мечом Каснискес.
– Каснискес! Каснискес! Назад!
Да как тот мог все это услышать за боем барабанов и дружным:
– Гейяааааааааааааааааааааа!!!
Да если бы и услышал, то вряд повернул бы назад. Такенхок был непререкаемым авторитетом для его друга и помощника. Но случалось и до этого не раз, когда Каснискес шел в передних отрядах в самые ответственные эпизоды сражений.
Но не здесь! Не сейчас! Здесь первые почти наверняка в полном составе пополнят число убитых ранее. Так было и в первый день атак на крепость, и во второй день.
Огня сегодня не было. И интенсивность ответных посылов стрел, камней дротиков была ниже, чем в предыдущие два дня.
Атакующие лезли на стены, падали с лестниц, на их место поднимались другие. И эти падали.
– Гейяааааааааааааааааааааа!!!
Это уже крик атакующих не снаружи, это внутри крепости. Камнеметчики и дальнебойные лучники прекратили обстрел стен. Падали щиты над стеной. Воины с лестниц уже не в одиночку, а десятками забирались на стену. Вот он перелом. Не победа еще. Но ее предтеча.
Где монах? Нет его на опушке. Ушел.
Оставшиеся в расположении армии рабочие бежали ко рву. Их задача – временный, но надежный мост через ров.
На стене погасли последние очаги сопротивления.
И тут страшней по силе и громкости удар грома заставил Тапроналка втянуть голову в плечи. Он поднял глаза к небу. Ни единой грозовой тучки. Второй удар, третий, четвертый…
Что же это?
В сторону крепости по небу летели лодки. Те, которые Тапроналк со товарищами строил на своей делянке. С распростертыми, как у парящего орла крыльями, с чем-то, похожим на катки или колеса на плоских днищах.
Из лесу, в сторону крепости бежали вооруженные люди. Это люди с той же делянки. Такенхок впрыгнул в седло коня и не спеша поехал в сторону крепости. За ним двинулся Павлат и его конница.
В крепостной стене, в том месте, где когда-то были ворота, образовался небольшой проем. Камни, положенные недавно, не несли на себе тяжесть участка стены, поэтому легко подавались бившему изнутри по ним тарану.
Группа Тапроналка, быстро превратившаяся из рабочих в воинов вбежала в эту нишу. За ними последовал главнокомандующий, за ним конница Павлата.
В городе у въездных ворот было тихо, почти никого не было из солдат атакующей армии. Чуть дальше – большая площадь, на ней стояли как разбитые, так и целые лодки Тапроналка. И среди летающих захватчиков были как убитые, так и раненные. По-видимому, погибли они не от рук защитников крепости, а от неудачного приземления. За площадью был широкий канал. И там плавали те же лодки.
Правее, за небольшим проездом еще одна площадь, почти такого же размера. Она полностью забита воинами его армии. Над их головами возвышалось высокое здание, напомнившее Такенхоку лесной храм Смерти Убогого Орла Накнея, архитектурой и методом постройки. Только намного больше того по размерам. Это скорее всего и есть храм посоха.
Такенхок подъехал ближе. Конница Павлата следовала за ним. Услышав позади себя цокот копыт скучившиеся воины обернулись, увидав главного командира, расступились перед ним, образовав коридор в толпе. Главнокомандующий увидел странную картину, которая его почему-то не удивила. Он слез с коня, двинулся вперед по коридору уже пешком. Конница не спешилась. Так и ехали следом за Такенхоком верхом.
На ступенях храма, в окружении вооруженных людей стоял Тапроналк, держа в руках большой длинный предмет. Остальная часть его людей, образовавшие что-то вроде кольца ниже ступеней храма, ощетинились копьями, мечами, большими ножами.
– Что это? – прохрипел сзади Павлат.
– Как что? Я так понимаю в руках монаха тот самый посох, за которым мы сюда пришли. И он под прикрытием своих людей хочет вынести его отсюда. Что с ним он хочет сделать дальше, не знаю, спросим сейчас его самого.
– Кого спрашивать? Ты о чем, командир! Дай команду! Мы сейчас порубим всю эту банду в щепу!
– Не стоит! Сначала уточним детали.
– Командир! Что-то не пойму я тебя! Ты, что, обязан чем-то этим людям или монаху в частности? Очень непонятные заигрывания с ним?
– Молчать! – рявкнул Такенхок! – Займись делом! Подавить все очаги сопротивления, но не жестокостью, старайтесь решить все, не проливая крови. Вывести всех пленных за пределы крепостных стен, организовать их охрану. Возьми необходимое количество помощников из числа рабочих и воинов штурмовых отрядов, соберите всех наших раненых и убитых. Пленные пусть займутся выносом своих раненых, с их погибшими разберемся потом. И найди мне Каснискеса и Рознаипа. Живыми или мертвыми.
– Слушаюсь, командир!
Вытянувшийся в струнку Павлат дал знак своим, они отъехали от главнокомандующего.
Такенхок сделал пару шагов вперед, по направлению к ступеням храма. В его грудь едва не уперлось острие копья. Но предыдущий рык Такенхока подействовал видимо и на людей Тапроналка. Копье было тут же убрано, освобожден проход к ступеням храма. Такенхок подошел к монаху обители падшей Липренны.
– Ну и что ты можешь мне сказать?
– Командир! Никто не отбирает у Вас и у Вашей армии права считаться покорителями города Берглафа и завоевателями права владеть святыней – посохом! Ваше имя и имена Ваших героев отныне будут почитаться в веках, поминаться в молитвах. Поймите нас правильно. Перед Вами стоит не менее серьезная задача – завоевание северных шахт. Кто знает, каким будет результат последующих сражений. Кто может знать, как пройдет ваш поход к шахтам, и каким будет ваше возвращение домой. С посохом может случится все что угодно. Мы даже можем потерять навсегда его, при определенном стечении обстоятельств. Эти мои люди умеют хорошо держать в своих руках не только топоры и пилы, но и оружие. Они, в отличие от воинов твоей армии достаточно свежи, и практически все здоровы. Мы сможем доставить посох в страну тинков в целости и сохранности, с вестью о том, кто и как добыл эту святыню для нашего народа. И тебя, по возвращению на Родину ждет почет и слава. Не надо еще одного кровопролития, не надо отнимать посох у нас силой. В худой молве о междоусобной драке за посох померкнет настоящая слава. И конечный результат может быть плачевным. Дай нам уйти. Я клянусь на этой святыне, что все из того, что мною сказано, сказано от чистой души и светлого разума. Я хочу, мы хотим только того, чтобы наши общие желания были исполнены.
– Хорошо! Я готов поверить тебе! Тем более за вам с вашего начала стоял сам Аозабид. Но хоть дашь взглянуть на то, ради чего мы положили столько жизней у стен этого города?
– Не только посмотреть. Ты обязан взять его в руки. Ведь не зря писалось жрицей пещеры святилища Золотого луча, что после того, как луч окажется в руках неверного, к народам бывшего братства придет эпоха возрождения.
– Если я помню, то писалось, что взять нужно его было восьмого числа, а сегодня уже, увы, не восьмое, и эпоха возрождения наступит лишь для клафидов.
Тапроналк замотал головой!
– Нет! Нет! Кто-то специально исказил то писание. Число в нем не упоминалось, говорилось о том, кто завоюет его из иноверцев, тот и в руки его возьмет, не осквернив его этим. И речь шла про все народы бывшего Братства.
Тапроналк раскрыл футляр, протянул его Такенхоку.
– Ваша право начать новую эпоху.
Такенхок осмотрев посох, еле заметно улыбнулся. Глубоко вдохнув и шумно выдохнув, он осторожно взял его в руки. Осмотрел еще раз со всех сторон. Улыбнулся на этот раз заметнее. Оглядев всех, и людей Тапрналка перед собой, и своих воинов позади себя, он с криком:
– Гейяааааааааааааааааааааа!!! – поднял посох над своей головой.
Громогласное тысячеголосое:
– Гейяааааааааааааааааааааа!!! – разнеслось по городу и его окрестностям.
Взмахнув несколько раз над собою посохом, Такенхок протянул его стоявшему перед ним навытяжку монаху. Тот помотал головой, протянул футляр, куда главнокомандующий бережно уложил трофей.
– Ну что же. Свет… Дух Убогого Орла Накнея в помощь вам. И кому Вы его передадите?
– Было принято решение на совете ваших жрецов, в их присутствии передать посох Липренне, но храниться он будет в храме Серебряной Звезды, хранительницей будет та же Липренна. Это то, что мне известно.
– Разойдись! – это была дана команда воинам – победителям, снова замкнувшим кольцо вокруг цепи людей монаха. Воины не разошлись, но снова образовали проход, на этот раз более широкий.
– Счастливого пути! Надеюсь, еще увидимся. – Такенхок широко улыбнулся, Тапроналк в ответ просто кивнул.
Сомкнув ряды отряд сопровождения монаха обители Падшей Липренны двинулась в проход, расширяя своими телами его по направлению к вырубленному проему в стене. Армия Такенхока пропуская их, громко выражала свое неодобрение решению их командира. Но не препятствовала их продвижению.
– Солдаты – обратился со ступеней храма главнокомандующий к своей армии, – Спасибо вам за ваш героизм, силу и умение! Спасибо вам за победу! Наш народ не забудет ни ее, ни вас! Наша компания еще не закончена, но по прибытию на Родину каждый из вас получит то, что заслужил! Спасибо вам, солдаты! Да сохранит вас в дальнейшем свет Серебряной Звезды и память о нынешней вашей победе! Возвращайтесь в расположение лагеря, немедленно покиньте стены этого города! Не наносите ему больших ран, ему и так досталось от нас!
Неодобрительно шумя его армия начала потихоньку рассасываться на площади, выходя через проем в стене за пределы города.

About the author

Аватар

Комментарии

Ваш отзыв