1 878 views

Теория относительности.

наркотики

Можно сказать, что я человек счастливый. Ну не совсем. Но хотя бы в том плане, что с проблемой наркомании и с наркотиками я впервые познакомился в возрасте тридцати трех лет.
Хотя вру. Был небольшой, и неудачный, на мою удачу, опыт в более раннем возрасте. Вернулся в те давние времена наш бывший одноклассник с «химии», «подарил» мне с товарищем одну зарядку на папироску. Что это было, не помню. Только зарядили мы с моим другом «беломорину» по данной нам инструкции, подымили ей чуть-чуть, поглядели друг на друга недоуменно, пожали синхронно плечами, выбросили недокуренную папиросу в окно, и напились простой русской браги.
А тут дело обстояло так. Занимались мы с тем же моим товарищем коммерцией. Имели палатки. Торговали сникерсами и памперсами. Среди наших друзей конкурентов была парочка братьев из Абхазии. Хоть мы и конкурировали, палатки рядом стояли, но жили с ними дружно. Один из них, назову его Гурам, мало чем от нас отличался. Пил так же много, так же ругался матом, и так же бездарно, бестолково вел свой бизнес. Второй, не назову его никак, пить не пил, матом не ругался, и производил впечатление настоящего бизнесмена, но в бизнесе был, столь же продвинут, как и мы, столь же «удачлив».
Совершили как никогда удачливую сделку для себя. Это было редкостью для нас. Поэтому, что бы не спугнуть удачу, решили на всю прибыль обмыть сделку. Пили сначала у нас в палатке, втроем, без участия Гурамова брата, потом пьянку решили перенести к братьям в дом. Они владели частным домом, где были их склады, там же они и жили. Гулянку омрачило отключения света, то бишь электричества. Друг мой жил рядом, ушел домой. Братья были у себя дома. Моя же квартира была километрах в пяти от сего места. Я решил заночевать здесь. Гурам в одной комнате. Я с его братом в другой. Проснулся от ощущения чего-то нехорошего. Кровати наши стояли рядом, на своей сидел мой сегодняшний напарник по ночевке. Зажигая без конца спички, проводил какие-то манипуляции у своей ступни.
— Ты чего? — спросил я.
Он поднял на меня глаза, даже в темноте я видел в них безумство.
— Ты не спишь? Помоги, будь другом! Посвети!
Он свернул жгутом старую газету, поджег ее, и сунул мне ее в руку. Ночью, спросонья, с тяжелой головой от выпитого, не разу не присутствующего при подобных операциях, я все же уразумел, что он там у своей ступни делает. Он искал иглой вену на ступне. Я отвернулся, огонь обжег мои пальцы, я бросил газету на пол, затоптал ее. Глянул на мученика. Он лежал на спине. Даже в темноте я видел пустоту его глаз. Я выбежал из дома, забежал к себе в палатку, выдул залпом полбутылки водки, и рванул пехом домой. Как мне все это было дико!
Интересно, было бы дикостью для порядочного трезвенника мой не французский поцелуй в палатке, ночью, с бутылкой? Пьяница!
Прав старик Эйнштейн, все в мире относительно. Не только масса, время, и пространство.

Категория: Статьи  Метки:
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>