826 views

Возвращение к… 3 (25)

Автор: , 04 Апр 2018

ожидание

 

ПРЕДЫЩАЯ ГЛАВА

Максим приехал только к обеду. Кирилл извелся в ожидании. Перезванивать не хотел. Зачем напрягать обстановку. Как говорила Таине, если муж сказал, он сделает. Такие женщины с такими глазами и с такой улыбкой обманывать не могут. Нужно просто ждать.
— Не стал торопиться. Зачем рисковать. А то сам себе там на загривок сядешь. — сказал по приезду Максим.- Значит так. Второй раз повторять ничего не буду. Все что говорил в прошлый раз, все в силе. Надеюсь, ты все помнишь?
— Да, все!
— Я так понимаю, ты хочешь и женщину в прошлом спасти?
— Я виноват в ее смерти.
— И как ты собираешься сделать это?
— Много вариантов. Пока не решил. На месте все спланирую. Поведу ее не по дороге, не по обочине дороги, и рядом с лесом.
— Сомневаюсь, что молодая женщина согласилась бы идти с тобой краем леса. Ну думаю ты головы рубить там не будешь.
— Нет! Можно по другой стороне обочины идти.
— Ну да, ну да! Тут вот какое дело. Я не знаю, как моя машина программируется на дату в прошлом. Может это ты ее своими мыслями запрограммировал. Так что, постарайся думать о том же, если помнишь о чем ты думал в прошлый раз.
Двадцатое июля, одна тысяча девятьсот девяносто седьмой год, дата знакомства его с его будущей женой и дата трагедии… А как теперь окрестить эту дату для семьи Дмитрия? Трудно понять. Но думал он тогда именно об этой дате.
— Помню.
— Если что-то не так. Возвращайся немедленно. Я верну тебя сюда. Много болтаем, а разговоры сейчас менее действенны. Ты готов?
— Да. Готов.
— Пойдем.
Они спустились в подвал.
— Ты вернешься?
— А почему ты спрашиваешь меня об этом?
— Бог тебя знает. Может захочешь в прошлом быть ангелом-хрантелем семьи друга во плоти. И будешь тайно оберегать их, отводить от них беды и несчастья. А может кралю там встретил. Вот к ней теперь рвешься. Ради женщины можно большую глупость придумать и совершить.
— Я вернусь.
— Ты мне скажи, как твое самочувствие после этих перемещений? Есть ли, был ли во всем этом толк? Я так понимаю, Колян не успел тебя обследовать.
— А ты сам не замечаешь, каким ты меня в первый раз видел, какой я сейчас? Неужели не видно разницы?
— Вижу. Ну раз так, тогда иди на решетку для гриля.
Максим кивнул на тот же кусок фанеры.
Легкое жужжание, пощипывание, покалывание, ломота в суставах…
Двадцатое июля, одна тысяча девятьсот девяносто седьмой год, дата знакомства его с его будущей женой и дата трагедии…

Ничего замысловатого.
Та же белая кипсея. Которая понемногу рассеивается.
Кирилл лежит в какой-то яме, а на него, стреляя на ходу ползут несколько танков. В руках у Кирилла противотанковое ружье. Вроде того, которым подбил танк главный герой из фильма «Баллада о солдате». Кирилл не видит в точности сколько ползут танков, но он понимает, пересчитав свои бронебойные патроны, на все танки у него зарядов не хватит. Выходит так, что если все его патроны попадут точно в цель, все равно Осипова потом один из оставшихся танков гусеницами перемешает с землей.
Кирилл откинулся на спину, а земля холодная-холодная, но ведь лето идет, июль в разгаре. А он лежал и думал.
«И зачем я здесь? Кого я защищаю? Кучку богатеев, которые обворовывают эту страну, которую мне сейчас защищать приходится, обворовывает наш народ, которому все равно, что его обворовывают, а мне за этот народ сейчас придется жизнь отдать. Зачем? Зачем мне это нужно, и почему именно мне»?
Кирилл смотрел в небо. Облака плыли очень низко. А еще ниже летали черные большие птицы. Вороны. Черные вороны. Богатеи сидят сейчас рябчиков кушают, а эти вороны скоро будут выбирать из земли то, что от него останется.
Он повернулся в сторону танков. Они остановились, словно ждут, какое боец примет решение. Примет он бой, и хоть один из этих танков он подобьет, или, бросив свое противотанковое ружье, сбежит отсюда. Погибать от шального патрона героя-дурака из вражеских танкистов никто не хотел.
Кирилл, оставив, ружье начал пятиться назад, вперед ногами. И танки тронулись снова все вместе в его сторону, надрывно гудя двигателями.
И тут сзади кто-то трогает Осипова за ногу. Он, холодея от ужаса оборачивается, и видит, за ним группа солдат, все в форме солдат Великой Отечественной Войны. И старший у них усатый сержант. Он похлопал Кирилла по лодыжке со словами:
— Молодец браток! Задержал их немного. Теперь мы их как цыплят пощелкаем. Будут знать, твари.
Кирилл что-то ему говорит, что-то хочет доказать, про тех же буржуев… А сержант дает ему в руки его же ружье, и говорит…
Не слышно всего точно, чего он говорит, что-то там про детей и жен, про могилы предков, про родные дома, про березы, про соловьев…
Кирилл взял ружье, обернулся в сторону танков, а их уже нет, только молочно-белая кисея, которая начала уже рассасываться, открывая перед глазами стены и потолок подвала, того подвала, из прошлого века.

Осипов встал. Голова была ясной. Что он заметил, эти видения при перемещении становятся все короче, оттого может и самочувствие не меняется в худшую сторону.
Чувствовал себя он неплохо. То есть был полностью готов к реализации тех планов, о которых он столько думал, в одиночестве дожидаясь вестей от Аршинова и Максима. Нужно выходить. Нужно узнать дату. Где он? Если позже, то нужно возвращаться. Если раньше, с разнице в паре дней, можно и тут перекантоваться. Не зима. Не замерзнет. Денег полный карман, эти-то уж наверняка не пропадут.
Кирилл вышел наружу. Наверху, на кладке верещал слеток воробья. Он и на второй день, когда Кирилл возвращался сидел там, и орал на всю округу. Нет! Нет!!! На второй день он сидел выше. Точно выше! Ну надо подстраховаться. Нужно спросить. У кого.
— Парень! Парень! Извини! Какое сегодня число?
Парень обернулся, странно посмотрел на спрашивающего.
— Ты чего? Дядя. Ты у меня уже во второй раз спрашиваешь, какое сегодня число.
— Очень надо, извини еще раз.
— Двадцатое, двадцатое июля. Тебе записать, или сам запишешь?
Ну да, точно, тот же самый парень, у которого он в прошлый раз спрашивал дату и тот который направил его на площадь менять доллары.
— Спасибо! Спасибо тебе огромное! Не удивляйся, так надо. И не сердись на меня, правда так надо.
Ура! Все получилось! Все вышло! Он в том же дне, когда погибла Зоя. Но с Зоей позже. Сейчас главное с Димкой. А Димка будет дома после пяти. Позвонить нужно только ему. У Светланы голова не вынесет в один день получать три очень странных сообщения. Значит только другу. Надо опять убивать время. Сколько он уже уничтожил его за последнее время. Вспомнилось двустишье.
Есть масса способов время убить,
И нет ни единого, чтоб воскресить
А что сделаешь. Общественно полезным трудом сейчас не займешься. И таскаться без толку по поселку не стоило. Во первых тот подлец из ларька, у которого он доллары менял. Во-вторых, чего он меньше всего хотел, это попадаться себе самому глаза в этом времени. И самого себя видеть вообще не было никакого желания. Иринка! Вот кого он хотел очень увидеть. Но и этого делать не надо было. Он себя самого может лишить такого прекрасного позднего вечера и такого замечательного утра.
А что если встретить ее завтра. И сказать, езжай в такой-то город, найди такого-то. Это и есть я. Только моложе. Твой ровесник. Что за глупости лезут в голову. В этот день он познакомился с своей будущей женой, Валентиной. И вряд ли она уступала в чем-то Ирине, она даже эффектней была Ирины. Осипов первое время был вообще в эйфории от нее. Ирина, конечно, во много раз лучше, она милее, она женственнее, она нежнее. Но смотрел ли он в том возрасте такими же глазами на женщин и девушек, какими он смотрит сейчас. Надо выкидывать все эти глупости из головы. Ничего, кроме того, что он запланировал не надо менять в прошлом.

 

СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

About the author

Комментарии

Ваш отзыв